Туземцы-аманаты русской Аляски.

Туземцы-аманаты русской Аляски.Несмотря на то, что термин «аманат» имеет арабское происхождение и означает «заложник», но он был хорошо известен на Руси, а потом и в царской России. На основании анализа аманатства в Русской Америке можно сделать вывод, что некоторым туземным племенам Аляски еще до прихода русских был хорошо известен этот обычай. Например, кадьякцы — эскимосы острова Кадьяк (кониагмюты), заключая мир, обменивались заложниками, произошедшими из знатных семей.

Бытность важных и не очень заложников.

Иеромонах Гедеон, посетивший Русскую Америку в 1805-1807 годах писал, что аманатов отлично содержали у себя, одевали в самые лучшие платья, дарили им лучшие вещи в гостях, оказывали им великую учтивость, и постилали бобров для их приема. Обычай аманатства был известен и алеутам — соседям кадьякцев. Юго-восточную Аляску населяли воинственные индейцы тлинкиты, которые обмен заложниками превращали в торжественную церемонию, сопровождаемую различными табу и обрядами. К.Т. Хлебников – летописец Русской Америки довольно колоритно описывал заключение мира между враждующими тлинкитскими родами, которые, то решали брань путем переговоров и получали платеж за убитых, то брали взаимных заложников мира.

При этом избрании они совершали странную церемонию: обе стороны на равнину выходили с кинжалами, женщины и мужчины, которым первыми нужно было схватить аманата, демонстрировали наступление, махали копьями и кинжалами, кричали, вторгались в середину неприятеля и захватывали избираемого заложника, скрывающегося в толпе своей партии. Они радовались, что исполнилось их желание, окончилась война, поднимали заложника на руки и относили его на свою сторону. Каждая сторона, произведя, таким образом, обмен, своего заложника содержали хорошо, предоставляя ему различные услуги. Торжество мира сопровождалось «обжорством» и плясками с утра до вечера.

Свидетельство К.Т. Хлебникова является примером классического взаимного эквивалентного аманатства. В середине 1740-х годов русские, осваивая Алеутские острова, прибегали только к одностороннему аманатству. Это было связано, как с сибирской традицией, так и с военным доминированием пришельцев, вооруженных наиболее эффективным огнестрельным и стальным холодным оружием, в отличие от алеутов, вооруженных лишь ножами, дротиками и стрелами.

В 1768 году морские офицеры М.Д.Левашов и П.К.Креницын, как бывшие очевидцы покорения Алеутских островов, писали о русских промышленниках, что они по прибытию к островам заходили в заливы, вытаскивали суда на берег и старались детей местных жителей взять в аманаты, если не получалось лаской, то брали силой. Этим жителям они раздавали свои клепцы, т.е. деревянные капканы с железными зубьями, чтобы они охотились на лисиц. В Новом Свете русские промышленники использовали аманатство не столько для гарантированного сбора ясака или казенных нужд, сколько для того, чтобы обеспечить личную безопасность и свои частные выгоды. Между прочим, морские офицеры указывали на то, что сам ясак исключительно платили только те туземцы, чьи дети были в аманатах у русских.