Власть российского духовенства на Аляске.

Она оказалась очень живучей, фактически, всерьёз пошатнувшейся только после российских событий одна тысяча девятьсот семнадцатого года, да и то лишь потому, что в то время духовенство России получило сильный удар от собственного народа, утратив в его глазах популярность, вместо которой теперь ему полагались гонения от ещё вчера послушных верующих прихожан. Из чего можно сделать вывод о том, что никакой реальной продажи Аляски, в общем-то, не произошло, как бы странно это ни звучало. Ведь, если россияне, формально продав данный полуостров, продолжали на нём править долгие десятилетия, почитай полвека, то, что с того, что официально эти земли считались американскими?

Уходя, они не ушли, а лишь ещё больше разгулялись…

Картина в этом плане получается ещё более интересная, если взять во внимание тот факт, что после заключения сделки о смене собственника Аляски, в одна тысяча восемьсот шестьдесят седьмом году российское духовенство развернуло активную колонизаторскую работу в данном регионе, начав строить множество школ и семинарий, коих в то время было возведено, как минимум, сорок пять. При этом, что очень важно, делалось это за деньги, выделяемые в Москве, по крайней мере, с административной точки зрения всё выглядело именно так. И направляли их далеко не только на создание учреждений просвещения, а ещё и на самую настоящую вербовку местного населения, причём, весьма серьёзную даже очень. Об этом говорит тот факт, что когда американские власти, начиная с тысяча девятьсот десятого года, отдали территорию полуострова под власть заметно лояльных к ней протестантов: баптистов и прочих пресвитерианов, которые попытались набрать тут себе паству, вытеснив россиян, то у них ничего не вышло. Да ещё и настолько сильно, что общее количество сторонников православия на Аляске значительно выросло. О чём это говорит? О том, что в регионе развернулась тайная, вербовочная необъявленная война, ясное дело, активно спонсируемая усилиями московского и прочего истинно российского духовенства, явно не жалевшего средств на покупку новых верующих.

В сумме получилось обнаружить серьёзнейший подлог, выставлявший Россию, её администраторов в очень и очень неприглядном свете. Проще говоря, в роли самых настоящих обманщиков, которые убрали с полуострова лишь своё светское, стало быть, явное управление, одновременно с этим не только оставив здесь свой основной религиозный менеджмент, но ещё и начав его очень серьёзно спонсировать, побуждая укреплять негласное русское влияние в регионе. Если взять во внимание данные обстоятельства, то становится понятно, почему один из основных ударов так называемой социалистической революции семнадцатого года был направлен на православие. Ведь, именно оно представляло собой ключевую сеть управления не только Россией, но и её заграничными, формально ей не принадлежавшими владениями. Лишь побудив вечно злой российский народ порвать собственную церковь, испокон веков приучавшую его радоваться мученическим казням, всячески их почитать и превозносить, удалось отрубить голову гидре порочности, сковавшей не только саму страну, но и уже вроде бы не имеющую к ней отношения Аляску.