Злому народу всегда не везёт.

Эту фразу, в данном случае, можно трактовать, как угодно, однако, больше всего она применима в отношении туземцев, населявших Аляску, во множестве истреблённых русскими колонизаторами. Всё, что с ними произошло можно назвать классикой земного бытия, в котором кроме садизма нет никаких результирующих страстей. В нём всё всегда на грани открытой войны, и все всегда ищут самых крайних, а это значит, самых злых, чтобы её начать, подставив последних под наиболее акцентированный удар. То есть, никто никого не учит хорошо жить, не допускается даже сама идея создания, организации жизни по реально хорошим, животворящим правилам, вместо которых царит поклонение смертельному мученичеству, за отказ следовать коему, вплоть до того, что голова сразу с плеч. При этом, все пребывают, опять-таки, в поиске самых злых, постоянно только и делая, что провоцируя их неизбежное появление, после чего, этих провинившихся начинают всем миром гонять, уничтожать.

Цивилизация, выращивающая зло, при этом, охотящаяся на самых злых.

С тех далёких пор, следует заметить, не поменялось вообще ничего, разве что всё стало в разы лицемерней. Суть социального управления по-прежнему остаётся всё той же: полное, решительное противодействие идее конструирования эффективной, порождающей прикладную животворность организации человеческих отношений, само собой разумеется, отделяющей садистов от созидателей, дающей последним возможность выжить. Вместо чего, культивируется сплошное сталкивание лбами, призванное растаптывать желания всех и вся, без хоть как-то детального их рассмотрения и изучения. В ходе протекания которого, с одной стороны, не разобрать кто есть кто, ибо все только и делают, что преследуют и дерутся, а с другой стороны, любой член общества всегда находится в положении виноватого, признанного подлежащим, как минимум, третированию.

При этом, стоит народному, неизбежно нарастающему недовольству созреть до уровня прямой агрессии, и её тут же стараются не просто перевести в стадию открытой войны, но ещё и затащить в это очередное побоище всех без исключения, устраивая на этот счёт повальную агитацию, опять-таки, безальтернативную, ещё больше чем раньше отрицающую какие-либо перемены к лучшему. Далее следует уничтожение воинствующей части населения, соответственно, признанной однозначно виновной в несовместимом с жизнью поведении, после чего, оставшиеся массы погружаются в состояние формального мира, а на самом деле, всё той же привычной для этой планеты склочности, культа изнасилований, надругательств, неминуемого выращивания войны.

Ну, а если в столь откровенно и однозначно убийственных социальных реалиях вдруг находятся какие-то, например, дикие племена, живущие совсем уж явно выражено отстало и убого, а значит, заметно более агрессивно, нежели остальная часть социума, то их дни прямо с этого момента уже сочтены. Просто потому, что их в тупую признают ликвидационным материалом и отправят карателей стирать их с лица Земли. Что, собственно, как раз произошло на территории Аляски, как и во многих других уголках североамериканского континента. При этом, конечно же, так называемые колонизаторы в принципе не могли принести в жизнь аборигенов полуострова ничего хорошего, ибо сами им не жили. Они всего лишь были формально чуть более цивилизованными и всё. То есть, по сути, это было противостояние зла против другого зла, однако, более могущественного и официально не такого злого, хоть и недоброго ни в каком месте.

Всё это очень хорошо, наглядно показывает то, чем уже тысячи лет живут земляне: они, отказываясь строить реально хорошую, по хорошим правилам организованную жизнь, умышленно живут зло, стало быть, плохо, мучительно, насмерть, и при этом постоянно ищут тех, кого можно назвать совсем уж злыми, чтобы начать их агрессивно мучить и истреблять.